Танцевальные технологии.

Давно уже известно что некоторые боевые искусства в исполнении мастеров выглядят как очень сложный и красивый танец. Динамические последовательности такой древней системы как йога не уступают балету ни по красоте, ни по сложности. Известны такие технологии психотерапевтической работы как танцевальная импровизация, позволяющая в короткие сроки компенсировать стрессовые нагрузки, снять психологическое напряжение, разрешить внутренние конфликты. Что же объединяет все эти системы?

Первое — внешняя работа идет на уровне телесных двигательных механизмов. Разум и тело — элементы одной системы. Еще исследования А. Лоуэна показали, что внутренние психологические напряжения, конфликты и проблемы однозначно отражаются на состоянии тела, даже в мышечных напряжениях. Таким образом, прорабатывая состояние тела, мы параллельно прорабатываем состояние нашей психики.

Второе — когда техническое исполнение некоей последовательности движений отходит на второй план, ввиду освоенности, на первый выходит некоторое состояние, которое у каждого человека будет индивидуально, но окрашено общей направленностью для всех людей выполняющих данную последовательность. Например, мастерское выполнение боевой последовательности любой школы боевых искусств, приводит человека в индивидуальное состояние «боевого транса». Это уникальное для каждого человека состояние, но предназначенное для выживания в стрессовой боевой обстановке. Выполнение динамических последовательностей йоги (виньяс) приводит человека в его собственное индивидуальное состояние, позволяющее ощущать единство с окружающим миром и позволяющее расширять диапазон восприятия окружающей действительности, но в соответствии с особенностями конкретного человека.

Таким образом мы имеем следующее: любая последовательность движений, расслабленно (т. е. — без лишних усилий, говорящих о неосвоенности последовательности) исполняемая в соответствии с неким ритмом (ритм музыки в танцах, ритм дыхания в йоге, ритм боя в боевых искусствах и т. д.), может являться способом приведения сознания и психики человека в некое целевое состояние, причем наиболее подходящим для данного человека способом. Упрощенно говоря, если нам надо расслабиться — мы танцуем свой танец расслабления, если нам надо собраться — мы можем станцевать «бодрящий» танец, если нам надо защититься — мы танцуем боевой танец. Если перед нами стоит «неразрешимая» задача или дилемма мы танцуем и в танце ищем решение и т. д.

Здесь возникает вопрос — где же брать эти «свои» танцы? Как всегда путей ведущих к совершенству — бесконечное множество. Одним из них является использование колоссального тысячелетнего опыта танцевальных искусств. Овладевая допустим тем же самым восточным танцем, можно найти наиболее комфортное, подходящее исполнение тех или иных движений, выбрать некие движения или даже мини-последовательности, помогающие почувствовать себя по-другому. И постепенно овладевая общими правилами, общими техниками, начать создавать свой танец, свою технику, что-то корректируя под себя, что-то комбинируя по-новому, что-то придумывая, может быть что-то открывая заново, экспериментируя. Стилей, техник, положений тела и движений неисчислимое множество. В одной только йоге насчитывается около 80 000 позиций тела. Так что есть где развернуться фантазии!

Другим способом является рождение танца через состояние. В этом пути все движения и переходы рождаются изнутри танцующего. Он изначально создает свой стиль, свой уникальный танец. Достигая отдельных ключевых аспектов целевого состояния через телесную тенденцию к некоторым движениям танцующий выходит на подсознательные глубинные процессы, выводит их на телесный уровень, «протанцовывает» психологические конфликты, стрессы, задачи. Достигая таким образом гармонии со своим естеством танцующий приходит к гармоничному выражению через танец себя в этом мире. А со временем и себя как части мира. Таким образом было рождено большинство эффективных боевых искусств мира. Все животные гармоничны, и подражание движениям различных существ нашей планеты оказалось хорошим способом познания принципов их успешных защиты и нападения. Но даже в случае удачной интеграции конкретного человека с системой движения того или иного животного, остается еще бесконечное множество неиспользуемых комбинаций, движений, последовательностей. Потому что возможности человеческого тела и психики все же шире любого представителя животного мира. Как писал один из известных писателей-фантастов:

«Змее же свойственна гибкость и яд, тигру – ярость и мощь удара, крепок загривок у лесного медведя, и подпрыгивает орел, взмахивая крыльями; обезьяна хватает неведомое, труслива и быстра крыса – и неискушенный теряется в вечной изменчивости признаков, а растерявшийся издает звуки жертвы, и податлива для охотника такая добыча.
Знающий же различает скрытое и знает простое – более великое, нежели обилие признаков и умений. И знает он, что стелется по земле змея, не имея конечностей от рождения своего, кошка прыгает, куда захочет, и нет разницы между любыми из четырех ее лап; и есть у пернатого пара крыльев для полета, и пара когтистых ног для ходьбы и ловли, и несходны меж собой пары конечностей птицы.
Три уровня обнимают сущее: земля, мир и небо, и три образа живут в нем – птица, кошка и змея, потому что вставший на дыбы медведь разделяет лапы свои и, уподобившись птице, валится на врага сверху, и подобен змее припавший к земле пардус, жалящий единым убийственным броском.
Когтистые ноги имеет птица, и огромные распахнутые крылья, и не позволяет она приблизиться к себе, потому что податливо птичье тело, легко рвется оно; бьет птица всей тяжестью могучих крыльев, когтями хватает добычу, рушась на подмятую жертву, топча ее, но отлетая при малейшей угрозе, – и трудно прорваться сквозь хлопанье, мельканье и взмахи разнолапого…
Но кошка способна на это, ибо любит она близкое объятье, рвется к нему, сжавшись в упругий ком, и, прыгая вперед, все четыре короткие лапы свои обрушивает она градом непрерывных ударов, покрывая врага ранами и не давая опомниться; бессильно режут воздух огромные крылья, не могут они сбросить вцепившегося в грудь, перья летят во все стороны, и трудно справиться со спрессованной яростью одинаковолапого…
Но змея способна на это, ибо лишена змея конечностей, и ядовита, и холодна, и только лед змеиных колец может ждать чужого нетерпения, удара неосторожного, и дождется своего змея, но объятье ее короче, чем у кошки – тяжело стряхнуть обвившуюся смерть, и ударить нелегко по узкой пружине… Быстр поцелуй змеи, ядовит он, никто не подставит змее лазейки, но сама найдет она место и время для укуса, ужасен бросок гадины, невозможно спасение – но птица способна на это, падая сверху, ударяя всей длиной крыла, хватая кольца когтями, и бьется гибкость в жесткости; и так замыкается круг…
Поэтому знающий не мечется по сторонам, следуя многочисленным различиям, и не выпячивает перед глупцами разнообразие искусства своего, но следует основе, и на враждебность змеи меж людей падает с небес крепкокрылым орлом, на жесткость орла гордого-мягкими кошачьими лапами отвечает, тело рвущими; и огненный взрыв кошки разбивается о ледяную невозмутимость единственного жала…
Потому устроен так мир, что птицы в нем змей пожирают, кошки же любят птичье мясо, а не наоборот, и змея жалит протянутую лапу без промедления.
И есть дракон в мире, имея змеиный хвост, птичьи крылья и лапы кошачьи четыре, и подобен он всем троим, летая в небесах, по земле бегая и стелясь, как змей – а человек подобен дракону, и на многое способен человек…»

Я надеюсь что смог донести до Вас глубину, возможности и неоднозначность танца в любой его форме.

Так же вам будет интересно:

Оставить комментарий